В гостях у дизайнеров Екатерины Дозорец и Евгения Купрешкина

Дозорец Екатерина
Дизайнер интерьера
Купрешкин Евгений
Дизайнер интерьера
«КД» побывали в гостях у Евгения Купрешкина и Екатерины Дозорец, познакомились с интерьером их квартиры, стилем жизни и дизайнерскими принципами.

текст: Яна Тимошенко фото: Светлана Андрюхина, Александр Шевцов
Впервые интерьер квартиры Екатерины и Евгения читатели нашего журнала увидели ровно семь лет назад — в декабрьском выпуске 2011 года. В эпоху глянцевых натяжных потолков и зачатков белого минимализма, декоративной штукатурки и глобальных экспериментов со встроенными светильниками обитель дизайнеров со стенами, выкрашенными в густой, ультрасложный оттенок, обилием натурального дерева и картинами выглядела «чужестранкой». Спустя немалый срок — сколько трендов сменилось с начала «десятых»! — мы снова пришли в гости к студии «ВВерх», чтобы по-новому взглянуть и на интерьер, и на хозяев.

Локация дизайнеров — типичный калининградский район «чуть-чуть подальше от центра»: немного советской застройки, немного новостроек, оазисы брусчатки и немецкие дома со сквозными парадными, деревянными лестницами, дымоходами и палисадниками. В одном из таких «наследий Кенигсберга» и живут Екатерина и Евгений. Вычислить «дизайнерский» подъезд без высматривания таблички с номером легко — по входной двери, выкрашенной в бордовый цвет.
— Когда мы с Катей занялись благоустройством подъезда, соседи почему-то решили, что мы собираемся продавать квартиру, — улыбается Евгений. — Хотя, когда ремонт только начинался, речи о том, что мы будем здесь жить, действительно не было. Предполагалось, что тут разместится офис «ВВерх». Полный дизайн-проект в том виде, в котором мы представляем их своим заказчикам, не делали, зато подготовили подробнейший план электрики для строителей. За год, что шли работы, все как-то переигралось, причем на стадии, когда стены уже были выкрашены в один цвет и мы не установили ни одной межкомнатной двери. Настоящая лисья нора.

Такой и запечатлена квартира на снимках 2011 года — свободный проход из комнаты в комнату, несколько «спартанская» кухня. В наши дни в части дверных проемов появились стеллажи, а кухню дооснастили техникой и мебелью — здесь Евгений виртуозно колдует над кофе, пока Катя угощает делегацию «КД» булочками.

Евгений: Поменялось многое, мы оставили только базу — стены, декор на них, камин и особо ценную мебель. Когда начали тут «плотно» жить, опытным путем выяснили, каких вещей не хватает и что нужно поменять. По сути, ремонт не прекращался года три после переезда — мы что-то примеряли в интерьер, докупали.
Екатерина: Вот, допустим, стоял у нас обычный такой «икеевский» стул. Спустя год мы поменяли его на какой-то коллекционный, с именем. Так же — с кроватью, другими вещами. В гостиной сменили диваны, появился стеллаж с красными вставками, а к нему будто сами собой подобрались другие шторы — поддержать палитру.
Интерьер квартиры Кати и Жени не только дизайнерский, но и жилой. Не то чтобы эти слова являлись антонимами, нет. Но все мы прекрасно понимаем, что только что сданный объект после ремонта и он же, уже обжитый, могут отличаться кардинально. Интерьер резиденции студии «ВВерх», который мы сегодня видим, с флакончиками парфюма на консоли, выставленной в холле обувью и пальто на вешалке, пластинками и журналами на столе, декором и документами на полках стеллажей — та самая ситуация, когда дизайн и быт реально пересекаются в одной точке.
Екатерина: Когда над проектом работает дизайнер, предполагается, что он
продумает интерьер от и до, вплоть до декора, который будет стоять на полках, а заодно пропишет какие-то бытовые сценарии. Мы создаем историю, до мелочей адаптируем ее под жильцов, чтобы они ей следовали. Поэтому с дизайнером, как с психотерапевтом — либо откровенно, либо никак. В своем доме сделали так же — задали вектор и придерживаемся его, но уже больше интуитивно. Например, покупаю я книгу, совсем без прицела на то, что она хорошо встанет на полке с остальными. Приношу домой, ставлю — идеально.

Дизайнеры студии «ВВерх» не боятся открытых полок — в них они вкладывают большой смысл: книги, статуэтки, вазы и рамки становятся полноправными деталями интерьера наравне с куда более крупными объектами.

Евгений: На самом деле это работает. Мы дружим со многими заказчиками, ходим к ним в гости спустя годы после завершения работы над объектом и отмечаем, что вещи, на которых мы с Катей буквально настаивали, а клиент активно «упирался», становятся частью его истории.
Екатерина: У нас сейчас четко разделены два вида заказчиков: те, которые хотят круто и дорого, и те, кто хочет умеренно, но все равно круто. Это возможно, и мы это делаем.
Евгений: Мы работаем уже 19 лет, и наработанный опыт позволяет нам уверенно советовать своим клиентам, на чем можно сэкономить, а во что нужно вкладываться основательно.
Екатерина: Но даже если мы делаем относительно бюджетный проект, он все равно будет красивым. Все равно будет изюминка. Идея. Палитра. Детали. У нас нет стандартных лекал для всех заказчиков.
Завершая беседу, выясняем, как же называется этот особенный цвет стен, с которых начался интерьер «ВВерх».
— Марс красный светлый, — отвечает Катя.
И жизнь на дизайнерском Марсе — есть!

Кофейный столик в экостиле, блестящая шкура, большие подушки вместо пуфов — интересные детали, которые делают гостиную невероятно уютной. Еще одна приятная «фишка» комнаты — проигрыватель для пластинок, коих в коллекции Евгения Купрешкина собралось уже немало. Хранятся они в мобильном ящике, и в этой аудиотеке есть настоящие раритеты.

Екатерина — не только блестящий дизайнер, но и художник со своим, не похожим ни на чей стилем. И конечно же, личный интерьер никак не мог обойтись без произведений ее авторства — картин, керамики, в которой хранятся милые безделушки. К ширме с витражными вставками она также имеет непосредственное отношение — ее создали по Катиному эскизу.


Люстра с кристаллами Swarovski в спальне — невинная дизайнерская шалость. Появление светильника-«медузы» в интерьере со шторами в стиле жуи и авторской ширмой с витражным декором объясняет Катя: «Самоирония необходима во всем. Ироничный подход делает сильнее и людей, и интерьеры, в которых они живут».

Живопись проживающего в этих стенах художника хозяева смело миксуют с другими работами. Например, картина, стоящая на полу,— одно из давних полотен Екатерины, над ней — работа культового иллюстратора Антонио Лопеса.