Интервью с немецким архитектором профессором Бернхардом Франкеном

Знакомство «КД» с Бернхардом Франкеном, главой архитектурного бюро Franken Architekten, известного далеко за пределами Германии.

текст: Яна Тимошенко фото: предоставлены Franken Architekten

Профессор Бернхард Франкен — учредитель, совладелец и руководитель архитектурного бюро Franken Architekten во Франкфурте-на-Майне, в портфолио которого более сотни реализованных проектов различного масштаба. Помимо архитектуры, дизайна и проектирования городской среды команда Франкена разрабатывает бренд-пространства и активно занимается консалтингом. Специалисты Franken Architekten — обладатели более 60 престижных наград, одна из последних — German Design Award 2017 в номинации «Дизайн отеля» за проект гостиницы Libertine Lindenberg.

Проекты Бернхарда Франкена публикуются в специализированных СМИ. Первая персональная выставка Franken Architekten состоялась в 2008 году в Немецком архитектурном центре Берлина, на сегодняшний день на счету бюро — участие более чем в 60 групповых экспозициях. Профессор Франкен — востребованный оратор, выступающий с профессиональными докладами по всему миру. Благодаря Андрею Дербенкову, представителю Franken Architekten в Калининграде, пообщаться с руководителем бюро удалось и «Калининградским домам».

Павильон Bubble, спроектированный и построенный во Франкфурте-на-Майне при участии Franken Architekten для BMW Group в 1999 году. Одно из первых в мире «цифровых» зданий, в идее дизайна которого — смешение чистых энергий воды и солнца.
«КД»: Немцев как нацию в России принято ассоциировать с прагматичностью и стремлением к крайнему функционализму, хотя архитектурной школе Германии не чужды эксперименты с украшательством. Формулировали ли вы для себя четкое определение «немецкого стиля»?
— Не существует настоящего «немецкого стиля», но, наверное, существует немецкое отношение к архитектуре, которое я мог бы назвать «глубинным». Под этим мы понимаем интенсивное погружение в любые строительное аспекты и вопросы стиля. Не на поверхностном уровне, а с изучением всех художественных, архитектурно-исторических, философских и конструктивных аспектов.

В работе бюро Франкена придерживается концепции «повествовательного пространства» со своей параметрикой, семантикой, сценографией и ритуалами.

Отель Lindley Lindenberg на 100 номеров, Франкфурт-на-Майне. Материалы и элементы фасада отсылают сразу к нескольким эпохам архитектуры: ар-деко, модерну и цифровой эре.
«КД»: В дизайне сейчас царит эпоха постмодернизма? Как можно охарактеризовать современные реалии?
— История архитектуры не объявила эпоху постмодернизма оконченной — мы все еще находимся в ней. Я стал одним из основателей цифрового авангарда в
90-е годы, когда главной задачей было найти соответствующее духу времени выражение начавшейся digital5-эры. И только время покажет, были мы основоположниками новой эпохи или просто «продлили жизнь» постмодернизму.
Если говорить о современности как об эпохе, в которой мы живем, я бы использовал слово «неуверенность». Эта неуверенность выражается в бесконечном обращении к ретродизайну: от винтажного стиля до эстетики пост-интернет-искусства. Благодаря новым технологиям производства процветают и индивидуализация, и массовое потребительство. Из-за этого вновь возникает интерес к материальности (потребности ощущения стабильности и долговечности от материала, используемого в производстве).
Franken Architekten избегает ретро-дизайна, мы воссоздаем связи с историей, но интерпретируем их по-своему, отдавая главную роль возможностям современных технологий. Вначале эти исторические отсылки были только формальностью, но сегодня это база наших проектов, на которую накладывается «повествование».

Здание пивоваренного завода Goldener Engel (Ингельхайм, Германия). При проектировании бюро отталкивалось от идеи сочетания высокой архитектуры и атрибутов пивоваренной культуры. 2007 год.
«КД»: Архитекторы в своих интервью раз за разом признаются в любви к натуральным материалам, рассказывая, что только они способны быть и базой, и наполнением любого интерьера. Согласны ли вы с этим утверждением?
— Конечно, природу от человека отделить нельзя. Мы живем в постприроде, наша деятельность оказывает влияние на окружающую среду. Само определение «натуральный» приобрело оттенок условности — все-таки преимущественно мы используем древесину из искусственно высаженных лесов, перерабатываемую промышленным способом.
Повсеместное использование древесины рискну назвать маркетинговой стратегией и даже экологическим фундаментализмом (в Германии сейчас даже бытует термин «экологический напор» — сторонники всего природного переходят все границы в навязывании своего мнения). Мы тоже используем древесину, но выражаем эту идею не на поверхностном уровне, а охотно придумывая какие-то новые истории и альтернативные материалы.

Работа бюро Franken Architekten — отель «Либертине Линденберг» — была удостоена премии German Design Award 2017. Жюри конкурса отметило увлекательный дизайн, построенный на контрастах и заставляющий гостей становиться участниками легенды отеля. В основе концепции лежит вымышленный персонаж — таинственная хозяйка дома Либертине, яркая личность с седыми волосами и зрелым сердцем.

«КД»: Формирование авторского почерка у архитектора — обязательно? Возможно ли его выработать сейчас, в эпоху, когда «все придумано до нас»?
— Есть два пути. Можно быть первоклассным архитектором, как Заха Хадид или Фрэнк Гери, которые создали свой узнаваемый почерк и смогли его формализовать в деталях. Он присутствует во всех их объектах вне зависимости от задачи, места и заказчика. Такая «подпись архитектора» дает последнему высокий статус, но лишает его самого возможности самовыражения, он просто участник кобрендинга. Другие, такие как Рем Колхас или «Херцог и де Мёрон», развили то, что скорее можно назвать собственным отношением к архитектуре, и оно воплощается в совершенно разных, но при этом узнаваемых зданиях.
«КД»: А что скажете о стиле, условно называемом «скандинавским», захватившем буквально весь мир? Популярен ли он в Германии?
— Скандинавский стиль мне видится скорее явлением поп-культуры, но никак не архитектурным искусством. Дело в том, что он ориентирован исключительно феноменологически — на набор определенных атрибутов, поэтому этот стиль хоть и успешен в Германии, но не является значимым.

Hotel 12, небольшой дизайнерский отель в Зеленоградске, работа над которым была закончена в 2017 году. Franken Architekten разрабатывали дизайн внутреннего убранства, вдохновляясь ​​приморской курортной архитектурой начала XX века.
«КД»: Ваше портфолио богато на дизайн-проекты отелей. Должны ли гостевые интерьеры отличаться от тех, в которых люди проживают постоянно? Какой подход к решению общественных пространств использует Franken Architekten?
— Путешествия дают возможность человеку примерить на себя разные роли — дремлющий потенциал личности нуждается в правильных декорациях. Останавливаясь в том или ином отеле, я, как на сцене, могу стать хипстером или героем-любовником, английским джентльменом или цветочницей — в зависимости от концепции гостиницы. С другой стороны, процветает идея live like a local («живи как местный») — люди хотят чувствовать себя своими на чужбине. Отсюда и успех интернет-сервисов по типу Airbnb2 (где люди сдают квартиры, в которых зачастую сами проживают, в «не причесанных» для туристов спальных районах).
В своих работах мы создаем альтернативные миры. Например, проектируя
отель Libertine Lindenberg во Франкфурте-на-Майне, мы, по сути, создавали дом для выдуманного персонажа. Его «хозяйка» — Либертине, свободомыслящая женщина, привечающая любителей искусства и людей с богемным образом жизни. В эту вымышленную реальность мы и предлагаем погрузиться постояльцам и сделать ее хоть ненадолго своей. Важно, чтобы такие истории не были оконченными — гостю необходимо дополнить сюжет собственной персоной. В общем, мы адепты не домашней, а повествовательной концепции.

«Как и в музыке, в архитектуре целое больше, чем сумма его частей».

Hafentrio, офисно-жилой комплекс в Оффенбахе, Германия. Концепция «Работа — Жизнь — Поток» c архитектурой, оптимально поддерживающей баланс рабочего настроя и коммуникаций в общих пространствах и комфортного проживания в апартаментах.
«КД»: А как не превратить собственное жилье в отель, где хозяин ощущает себя гостем?
— Собственное жилье всегда инсценирует личность хозяина. Если он чувствует себя гостем в доме, то и оформит его он как гостиницу. И это не проблема! Проблемой это становится, когда к дизайну частного интерьера подходят неосознанно. Или он навязывается извне. Задача дизайнера — уловить личность заказчика и суметь выразить ее в интерьере, но при этом не отнять у хозяина возможности интерпретации.